Архив рубрики ‘Немного о кино’

“Дети райка”, техническая справка

Вторник, 29 Ноябрь 2011

Выход всех французские фильмы раньше сопровождался составлением вот такой технической справки. Перевела её для себя, чтобы потом потихонечку любопытствовать уже по конкретным именам.

“ДЕТИ РАЙКА”

Сценарий и диалоги: Жак Превер
Режиссёрский сценарий: Марсель Карне
Операторы: Роже Юбер, Марк Фоссар
Декорации: Леон Барсак, Раймон Габутти, по макетам Александра Траунера
Костюмы: Антуан Майо
Композиторы: Морис Тири, Жозеф Косма (под псевдонимом Жорж Муке)
Запись музыки: Оркестр концертного общества Парижской консерватории под управлением Шарля Мюнша
Монтажёры: Анри Руст, Мадлен Бонен
Ассистенты режиссёра: Пьер Блонди, Брюно Тирё
Ассистент по пантомимам: Жиль Маргарити

В ролях:

Арлетти — Гаранс

 

Жан-Луи Барро — мим Батист (Батист Дебюро)


(далее…)

Фурцева. Легенда о Екатерине (сериал). 2011 год

Среда, 23 Ноябрь 2011

На прошлой неделе прочитала анонс этого сериала в “Телевидение.Радио”, порадовалась, что в кои-то веки что-то интересное покажут по телевидению. Подготовилась – прочитала биографию Фурцевой, много статей о ней, почитала интервью с её дочерью, почитала о людях, которые её в жизни окружали, освежила в памяти события конца 20-х, события 30-х и 40-х. Начала смотреть. Выдержала три серии.

Нет, я понимаю, что это “художественный фильм”. То есть внушаю себе это. Но по моему разумению – не стоит называть фильм именем исторической личности, особенно такой, которая до сих пор вызывает интерес и рождает споры о своей деятельности и роли в истории, и при этом ожидать, что несколько миллионов телезрителей сразу перестанут ассоциировать сериал с этой самой исторической личностью и с фактами её биографии.

Фильм не нравится. Вчера заставила себя посмотреть кусочек серии, где Фурцеву играет Розанова – в надежде, что восприятие изменится, но нет… Совершенно не верится в их версию истории. Даже в художественную. И актёрам этим верить не очень получается. Вот смотрела недавно сериал, снятый в 2004 Андреем Кавуном по воспоминаниям Петра Тодоровского – “Курсанты” – и даже если там были какие-то исторические неточности, то я и в рассказанную историю поверила, и актёрам поверила, и желания докопаться до неточностей как-то не возникло – повествование увлекло.

«Гражданин Кейн» Орсона Уэллса

Понедельник, 14 Ноябрь 2011

11-го ноября 2011 г. в компании друзей посетила киноцентр «Родина», где я уже давненько не бывала. В “Родине” сейчас проходит фестиваль «Гражданин мира Орсон Уэллс». Если верить сайту киноцентра, это первая в нашем городе ретроспектива фильмов этого режиссёра.

Мы смотрели фильм «Гражданин Кейн», снятый в 1941 году. Лично для меня это было первое знакомство с творчеством и режиссёра Орсона Уэллса, и актёра. Знакомство очень приятное. «Гражданин Кейн» был первым полнометражным фильмом, снятым Орсоном Уэллсом, который сыграл в нём главную роль. И оба дебюта, на мой непредвзятый взгляд, более чем впечатляющие. В фильме Уэллса большая часть актёров были совсем не профессионалами, и съёмки в фильме Уэллса были для них дебютом – но играют они все настолько изумительно, что ни в ком из них мы даже и не заподозрили дебютанта. Очень талантливое переплетение трагического и комического имеет большое воздействие на зрителя. Глубокий и всесторонний анализ кинофильма оставлю кинокритикам, а тут ограничусь своей зрительской оценкой – мне фильм понравился, смотрела на одном дыхании, получила большое удовольствие. Нынешнему Голливуду есть чему поучиться у своего легендарного режиссёра. Как многие фильмы той эпохи – фильм очень многослоен, символичен, и чтобы более-менее считать все слои и символы, эту картину нужно посмотреть не один раз. Где бы только ещё время изыскать (:

Париж глазами шести / Paris vu par… (Six in Paris)

Вторник, 25 Октябрь 2011

Наверно, по моим записям понятно, что я очень люблю французское кино. Особенно 1950х – 1990х. Хотя и в современном французском кино мне кое-что нравится – те фильмы, где сохраняется независимый от Голливуда французский шарм.

В воскресенье посмотрела фильм “Париж глазами шести” (Paris vu par…/Six in Paris). На самом деле это сборник из шести пятнадцатиминутных короткометражек шести французских режиссёров. Полагаю, именно этот фильм и послужил вдохновением для создания “Париж, я люблю тебя!”

Каждая из шести новелл посвящена определенному кварталу Парижа – некая вполне обычная жизненная история случается на улицах города. Истории узнаваемые, общечеловеческие. Что ещё для меня оказалось актуальным – «Париж глазами шести…» считается одной из наиболее представительных лент Новой волны. Той эпохи, когда режиссёры рассказывали истории о себе, о своём времени, о своей реальности, используя не так уж много художественных средств – улицы Парижа, непрофессиональных актёров, подсмотренные в жизни эпизоды. Если хотите полюбопытствовать на Париж образца 1965 года – этот фильм прекрасно подойдёт вам, он очень атмосферный, очень про то время, французское шестидесятное. И Парижа много-много-много.

Героем первой короткометражки стал квартал Сен-Жермен-де-Пре, автором истории был режиссёр Жан Душе. История о том, как молодая американская студентка, приехавшая в Париж учиться живописи, попала в сети истинно французского ловеласа и пережила своё первое разочарование во французских мужчинах… Эта история сопровождается дивной прогулкой по улицам квартала Сен-Жермен-Пре, тесно заставленным французскими малолитражками, цитатами из Сартра и Аполлинера, чудными видами на парижские крыши и купола соборов.
(далее…)

Жан-Луи Барро и Мадлен Рено

Понедельник, 24 Октябрь 2011

Не знаю, как Вам, а мне всегда внушают глубокое уважение и симпатию люди, которые не бояться любить, не бояться признаваться в своей любви,  не таятся  в своей любви.  Если любовь скрывают, боятся, что её кто-то заметит, боятся, что в ней уличат – мне кажется, это что-то иное уже, какое-то другое чувство. Бесспорно, бывают в жизни такие ситуации, когда нужно время, когда нужно немного подержать чувства в тайне – чтобы не причинить боль бывшим любимым, чтобы удостовериться, что  пришло настоящее чувство, а не очередная влюблённость, но если  тайна затягивается на месяцы и года, и человек никак не может решиться на то, чтобы признать любовь перед собой, перед любимым человеком и перед миром – тут уже есть над чем поразмыслить.

У Жан-Луи Барро и Мадлен Рено история любви начиналась не так-то уж и просто. Но когда чувство окрепло, Мадлен не осталось ничего другого, как решительно  изменить свою жизнь. С Жаном-Луи Барро они прожили долгую, счастливую, плодотворную, творческую жизнь. Одну на двоих.  Как писал Барро – “мы половинки целого – двуполого существа”. Они и умерли один за другим.  22 января 1994 ушёл из жизни Жан-Луи, а 23 сентября того же года,  вслед за ним ушла его любимая жена Мадлен.  Жан-Луи умер в возрасте 83-х лет, Мадлен, когда ей было уже 94.   Ни разница в возрасте, ни замужество Мадлен не удержали их от  любви. Встретившись в 1936 году, они не расставались до самой смерти Жана-Луи Барро.  Больше 50 лет вместе – и с каждым годом становясь всё ближе и роднее друг другу.

Но лучше меня расскажет сам Жан-Луи Барро:

МАДЛЕН

Считаю своим долгом сказать, что Мадлен не одобряет этого рассказа о моей жизни, который в большой части является рассказом о нашей жизни. Это её смущает. Я понимаю её тем лучше, что это смущает и меня самого. Тем не менее, когда мы смотрим на себя на экране, мы видим уже не самих себя . На просмотре фильма с моим участием я никогда не думаю “я”, всегда – “он”.

В конечном счёте моё смущение меньше: во-первых, я пишу эту книгу, а значит, действую; во-вторых, я пишу рассказ Другого.  Мой  Двойник, несомненно, мне помогает.  И потом, всё это факты! Почему о них нельзя сообщать?

Предложение Леви привело меня в восторг. Роль была значительной, и я восхищался Мадлен Рено. Я видел её в “Детском саде”.  Она только что получила Большую премию Кино за исполнение главной роли в “Марии Шапделен”. Она была настоящей кинозвездой и к тому же одной из королев Комеди Франсэз. К счастью, мои товарищи, поэты и анархисты, относились к ней с таким же восхищением. В моём клане её принимали единодушно – и как человека и как актрису. (далее…)

Если бы только…

Пятница, 21 Октябрь 2011

… по телевидению стали показывать без купюр все шедевры мирового кинематографа. Относительно недавно я открыла для себя этот толстенный, нетронутый пласт культуры – мне было чудовищно странно, что такое количество талантливых, волнующих, всё ещё актуальных и в наше время кинокартин было предано забвению в самом буквальном смысле.

Мы вчера смотрели в Фильмофонде “Бал” итальянского режиссёра Этторе Скола (Ettore Scola). Вот прямо сейчас сразу и не найду слов, чтобы в полной мере выразить свои восторги. Википедия даёт о фильме такую справку:

“Всё действие происходит в одном и том же парижском танцевальном зале на протяжении почти 50 лет. События французской истории с 1930-х до 1980-х годов, смена мод и привычек показаны исключительно языком музыки, танца, пластики и мимики. Ни одной реплики в фильме нет.

В фильме шесть эпизодов из прошлого: 1936, 1940, 1944, 1946, 1956 и 1968 год. Они обрамлены прологом и эпилогом, относящимися к 1983 году. В каждом эпизоде параллельно разыгрывается несколько драматических миниатюр.
(далее…)

Жан-Луи Барро. Воспоминания для будущего

Вторник, 18 Октябрь 2011

На прошлой неделе на почте получила заветную бандерольку с книгой Ж.-Л.Барро. “Воспоминания для будущего”. Как нынче модно выражать восторги: мимими!!!!

Как и большая часть жизни Барро, книга посвящена его любимой жене Мадлен.

Процитирую вступление:

К читателю

Звание комедианта
считалось позорным у римлян
и почётным у греков.
Каково положение актёров у нас?
Мы смотрим на них, как римляне,
а обходимся с ними, как греки.
Лабрюйер

В ожидании, пока настроится внутренний оркестр

Я облёк свою биографию в форму «рассказов» из одной лишь щепетильности. Хотя я добросовестно старался ничего не присочинять, поручиться за историческую, то есть анкетную, доподлинностъ фактов, сохранённых памятью, не могу.

Я бы позавидовал тому, кто может точно сказать, какой была его жизнь. Я бы позавидовал и тому, кто сказал бы, какой была моя. У меня одно впечатление, у вас — другое.

И ещё. Я не собираюсь заниматься самоанализом или судить самого себя: при этом я либо представил бы себя в выигрышном свете, либо, чего доброго, преувеличил собственные недостатки.

Все мы постоянно живём по меньшей мере в трёх планах:

мы такие, какие есть на самом деле;
мы такие, какими себя воображаем;
мы такие, какими хотим казаться.

Какие мы — неизвестно. Какими себя воображаем — заблуждаемся. Какими хотим казаться — обманываемся.

И выходит, что каждый из нас не один человек, а целых трое. И даже намного больше. Один в трёх ипостасях — голова, сердце и живот (Платон). На вершине тетраэдра — Двойник, а в самых потаённых уголках нашего «я» копошатся ещё и Другие. (далее…)

Фильм Франсуа Трюффо “Четыреста ударов” (Les quatre cents coups)

Пятница, 7 Октябрь 2011

С творчеством Франсуа Трюффо я только начинаю знакомиться. Вчера вечером посчастливилось посмотреть в нашем киноклубе Фильмофонда посмотреть фильм “Четыреста ударов” (Les quatre cents coups). Фильм относят к фильмам французской “новой волны”. Для нас же, современных зрителей чёрно-белые фильмы 1950-х не новая волна, а старая, в том смысле, что они теперь история кинематографа…

Сегодня я снова восхищаюсь тем, как старые мастера умели минимумом художественных средств произвести величайшее воздействие на зрителя. Сам Франсуа Трюффо в одном из интервью рассказывал о создании фильма так: “Снимая “400 ударов”, я экономил на всём: на плёнке, освещении, на съёмочном времени в павильоне, – на коммерческий успех я даже не надеялся”. Он характеризовал свой фильм как “скромную постановку на семейные средства”. Однако, эта скромная постановка имеет большую силу воздействия. Думаю, это потому, что он и тогда, в 1959 году, и сейчас в 2011, очень общечеловеческий…

Фильм очень французский, с одной стороны, с другой стороны – вненациональный. Французский ибо действие происходит в Париже 50-х и город становится не просто декорацией, а очень важной частью повествования. Французский потому, что так много узнаваемого французского – Эйфелева башня, бутылки вина в кадре, багеты, изящные француженки, кинотеатры, маленькие французские машинки на улицах, уроки французского языка и поэзии, характерные французские носы героев. Вненациональный он поскольку эта история из жизни не только самого Франсуа Трюффо, но из жизни любого человека в любой стране мира. Если она случилась не конкретно с нами, то наверняка с кем-то из нашего окружения. (далее…)

Из книги Виктора Шкловского “За 60 лет: работы о кино”

Вторник, 4 Октябрь 2011

Рождение советского кино

С. М. Эйзенштейн готовился стать инженером; учился японскому языку; хорошо рисовал; работал на фронте как художник и режиссёр самодеятельных красноармейских театров. Пудовкин был физиком; Довженко — живописцем и учителем; Козинцев, Юткевич, Кулешов были живописцами; Шенгелая— поэтом; Эрмлер — чекистом. Старых кинорежиссёров почти что не осталось. Советские кинематографисты пришли в бедные, устаревшие и совсем брошенные старые киноателье. Начинали всё заново.

Эйзенштейн ставил в театре Пролеткульта пьесу С. Третьякова и пародийную переделку пьесы Островского «На всякого мудреца довольно простоты». Григорий Александров, тогда студийный актёр, должен был пройти над зрительным залом по проволоке. И прошёл на репетиции, а на спектакле ему это запретила охрана труда — боялись и за актёра и за зрителей, на которых он может упасть. Пьеса не имела никакого отношения к Островскому. Новое содержание ещё не нашло свою форму. Брали старую форму и разрушали её так, как дети ломают игрушку; в особенности если игрушка им не по возрасту.

Люди росли с необыкновенной, стремительной и весёлой быстротой. К 1926 году советское кино уже создало мировые шедевры, среди которых были «Броненосец «Потёмкин» и «Мать».

Я помню день премьеры «Броненосца «Потёмкин» на Арбатской площади.

Площадь была совсем другая; на ней стояла небольшая церковь, за кинотеатром был рынок; были другие бульвары с булыжными мостовыми.

На премьере С. М. Эйзенштейн одел весь коллектив в матросскую форму. Фойе было украшено морскими флагами.

Мы сидели в зале, не ожидая успеха. Перед этим на просмотре в Совкино один руководитель благожелательно сказал: «Картина, несомненно, годна для клубного, проката». К ней отнеслись как к агитке. (далее…)

История японского кино от Нагисы Осимы

Воскресенье, 25 Сентябрь 2011

Посмотрела фильм “История японского кино от Нагисы Осимы” (100 Years of Japanese Cinema), снятый в 1994 году Великобританией и Японией. Фильм не очень длинный, около 50 минут, но в общих чертах хорошо обозначает историю развития японского кинематографа.

В фильме нет интервью, нет каких-то догматических рассуждений, или оценок – а вместо них – стройная нарезка эпизодов важнейших и влиятельнейших картин японского кино. Фильм идёт под музыку Тору Такемитсу и под закадровый текст режиссёра – Нагисы Осимы. Нагиса Осима рассказывает о главных вехах формирования японского кинематографа. Только однажды он даёт волю чувствам – рассказывая о фильме, посмотрев который он окончательно решил стать режиссёром.

Сам Осима сделал свой внушительный вклад в японский кинематограф, сняв 25 полнометражных художественных фильмов, несколько короткометражек и почти три десятка документальных фильмов. На съёмках англоязычного фильма «Счастливого Рождества, мистер Лоуренс» (англ. Merry Christmas, Mr. Lawrence) в 1983 году режиссёр работал с Дэвидом Боуи, Томом Конти, Рюити Сакамото и Такэси Китано. Это была экранизация автобиографических романов «Семя и сеятель» (англ. The Seed And The Sower, 1963 г.) и «Ночь новолуния» (англ. The Night of the New Moon, 1970 г.) Лоренса ван дер Поста. Японское название фильма — «Счастливое Рождество на фронте». Дэвид Боуи в этом фильме играет попавшего в 1942 году в лагерь для военнопленных (на захваченном японцами острове Ява) британца Джека Селлерса. А Том Конти, шотландский актёр и режиссёр, играет другого заключённого – подполковника Джона Лоуренса. В 1983 году этот кинофильм был номинирован на “Золоутю пальмовую ветвь”. В 1983 же он получил премию BAFTA за лучшую музыку к фильму, написанную Рюити Сакамото. (BAFTA вручается Британской академией кино и телевизионных искусств с 1969 года). В 1984 фильм получил 5 номинаций на родине на Призы японской академии, но приз этой картине достался в итоге только один.

Цитирую начало закадрового текста фильма “История японского кино от Нагисы Осимы”: (далее…)