Архив рубрики ‘Моя библиотека’

***

Суббота, 22 Апрель 2017

photo_2017-04-24_16-53-41

Вообще, это одна из моих любимых книг по искусству, ибо со времён прочтения биографии Винсента ван Гога и его переписки с братом, я нежно полюбила этого удивительного человека и художника. Книга стоит на верхней полке одного из стеллажей, мимо которого папа носит Улю на руках. И вот однажды, она попросила остановиться и достать книгу, и весь вечер её рассматривала и комментировала. Комментировала довольно серьёзно, я была очень поражена этим фактом. Ещё больше я была поражена, когда дочь и на следующий день попросила эту книгу, и через день, а потом ещё и ещё. Вообще, цвета и всякого рода изображения, как и книги, очень ей интересны. Ну а я поощряю всё любопытство и все способы познания мира, особенно такие, которые приобщают к прекрасному.

Астрид Линдгрен. На острове Сальткрока

Пятница, 3 Февраль 2017

Lindgren

Эта книга сохранилась у меня с детства, с 1986 года. Как же я её любила и люблю. Особенно восхитительные “Повести об Эмиле из Лённеберги”, они были мной читаны и перечитаны вдоль и поперёк. Обожаю Эмиля и его проделки, до сих пор с удовольствием хохочу над ними. Помню, как прочитав “Как Эмиль угодил головой в супницу”, долго приглядывалась к нашей праздничной супнице, но нет, стойко воздержалась от примерки (: И “Как Эмиль трижды храбро пытался вырвать у Лины коренной зуб, а потом выкрасил маленькую Иду в фиолетовый цвет” –  тоже  дал массу творческих идей, да и вообще, каждая глава подкидывала пищу детскому воображению. Богатая событиями и развлечениями жизнь Эмиля и его семьи меня восхищала, несмотря на то, что сама я, в общем-то тоже совсем уж тихоней не была, но о таких проделках, которые творил Эмиль могла только мечтать. Не знаю, почему, но из всех героев Линдгрен Эмиль мне полюбился больше. Ещё мне очень нравилось, что можно жить на хуторе (что такое хутор я узнала именно из этой книги), и очень даже весело жить.

Повесть “На острове Сальткрока” мне тоже очень пришлась по душе. Слова “фьорд” и “шхеры” я узнала из неё, и эти природные явления казались мне чем-то совершенно волшебным. Впрочем, ведь и на самом деле они волшебные и невероятно красивые, но увидела своими глазами я их много позже.

Я любила и очень люблю героев Астрид Линдгрен, её собственная любовь к ним очень ощутима  и передаётся читателям. Немного завидую дочке, что ей только предстоит прочитать эти прекрасные книги, и очень надеюсь, что она их полюбит также, как и я.

 

 

 

 

 

27 января 2017 – 73-ая годовщина снятия блокады Ленинграда

Пятница, 27 Январь 2017

unnamed (1)

Я родилась в Ленинграде. Живу в 15 минутах ходьбы от Пискарёвского мемориального кладбища. Ещё до школы родители водили меня в музей при мемориале, и рассказывали про блокаду, блокадный голод, Таню Савичеву, нормы хлеба, Дорогу Жизни. В школе мы тоже ежегодно посещали мемориал, и даже помогали в конце мая наводить порядок на его территории. Поэтому блокадный кусочек хлеба и листочки из дневника Тани Савичевой – это то, о чём я никогда не забываю в своей благополучной жизни. Для меня 27 января особый день, один из дней памяти. Памяти человеческой.

Много писать сегодня не хочется. Помнить ведь не обязательно многословно.

Лучше расскажу о книге “Седой хлеб”. Точнее, скопирую свой же пост с сайта poezosfera.ru:

Эта книга, как и многие другие, куплена всего за несколько рублей в магазине “Старой книги”. С тех пор она всегда на самой ближайшей книжной полке, всегда под рукой… И ценность её для меня велика. И сегодня, в годовщину начала блокады Ленинграда, мне хочется поделиться этим драгоценным приобретением.

“Эта книга — сплав стихов и фотографий, объединённых одной болью: все они — документы Великой Отечественной войны. А название «Седой хлеб» — память о неимоверно тяжких днях вражеской осады. Именно тогда слово «хлеб» стало для ленинградцев святыней. Поседел же он, наверное, вместе с блокадниками. Его выбелила безжалостная зима 1941/42 года с пятью снижениями суточного пайка, вплоть до 250 граммов на рабочую карточку и по 125 граммов — на все остальные. (далее…)

И снова о книгах.

Четверг, 26 Январь 2017

Книги. Я могу писать и говорить о них бесконечно, но никогда не сумею передать всю ту магию и химию, которую они творят с моей душой, сердцем, сознанием, головой, и жизнью. Я уже писала, что плохо представляю свою жизнь без книг, а точнее, – совсем её не представляю без них. Могу представить жизнь без бытовой техники, телевизора, кино, развлечений, с ограниченным пищевым рационом, без привычных женских слабостей, а вот без книг — не могу. Самое ценное место в моём доме — книжный шкаф, самое ценное моё имущество — книги. Я не сильно переживаю, когда теряю серёжки, колечки, деньги, бесконечные варежки-перчатки, но стоит замаячить мысли о расставании с какой-то книгой, даже на время дать кому-то почитать — и тут я теряю душевный покой. Нет, я не жадина, и книгу, хорошему человеку почитать, конечно же, дам, но буду с нетерпением ждать её возвращения домой. Ибо, перефразируя известную поговорку, «Все книги вместе, так и душа на месте».

Если я еду в небольшое путешествие, и надо выбрать пару книг в дорогу — то муки выбора становятся воистину мучительны (тысяча извинений за тавтологию). И да, у меня есть электронная книга, в которую всегда закачано более чем достаточно книг к прочтению, и я отнюдь не брезгую электронными текстами, но твёрдые копии для меня обладают необъяснимой силой притяжения и магией. У Германа Гессе целая книга посвящена этой магии, до Гессе мне далеко, потому просто запишу некоторые впечатления, освежу в памяти волшебные моменты книжных путешествий.

(далее…)

Я и книги…

Вторник, 21 Апрель 2015

Флеш-моб от моей подруги на тему “Я и книги”.

1. Я не представляю себе жизни без книг. Совсем не представляю.
2. Меня рано научили читать, и в детстве я очень любила уединиться в каком-нибудь углу с книжкой, возмущаясь, если меня из этого угла пытались достать. Книг было много, мои детские книжки живы до сих пор, часть лежит на даче, часть — дома.
3.Поскольку я всегда читала много, сейчас мне уже трудно вспомнить самые яркие книжные впечатления юности. Очень большое впечатление произвела книга Этель Войнич – «Овод». Я читала её раз 7 или 8 — и в конце неизменно плакала, в любом возрасте. Ещё «Три товарища» Ремарка. Эту книгу я тоже читала много-много раз, и ещё буду перечитывать. Это очень «моя» книга.
4. Книга «Жизнь — сапожок непарный» Тамары Петкевич попала мне в руки не случайно. Мы с классом ходили на спектакль в небольшой театр, и там была лотерея — разыгрывались призы по номерам мест. Зрителю, сидящему на моём месте, полагалась эта книга. Она перевернула мой мир. Тамара Петкевич в ней рассказывала, как прошла советскую лагерную систему.
5. С детства я постоянный посетитель библиотек. Обожаю эти ряды стеллажей, запах книг, люблю перелистывать пожелтевшие от времени тома и мучиться выбором — какие же книги взять почитать на этот раз.
6. Один из самых моих любимых жанров — художественная биография. Началась любовь к биографиям с книг Ирвинга Стоуна. Первой в руки попала книга «Жажда жизни» – биография Винсента ван Гога. Вслед за ней я прочитала «Любовь вечна» – о Мэри Тодд и Аврааме Линкольне, «Моряк в седле» о жизни Джека Лондона. Затем мне в руки попались биографии, написанные Анри Перрюшо — о жизни ранцузских художников эпохи импрессионизма — Тулуз-Лотрека, Винсент ван Гога, Огюста Ренуара, Поля Гогена. И, наконец, серия «Жизнь замечательных людей» («ЖЗЛ»), её я медленно, но верно, пытаюсь собирать, в старых изданиях. Об этом я немного уже писала здесь: http://blog.nikityonok.ru/moya-biblioteka/knigomaniya-zhzl.html (далее…)

Хорошее слово – односемьяне.

Четверг, 26 Март 2015

Хорошее слово – односемьяне. Жаль только, что люди утратили ощущение, что все друг другу братья и сёстры по большому счёту…

“Даль объяснял: «В России более шестидесяти губерний и областей, а иная губерния более целой немецкой либо французской земли. Народу… всего более русского; а есть кроме того, много народов других, которые говорят не русским языком и исповедуют иную веру. Так, например, есть христиане не православные: поляки, армяне, грузины, немцы, латыши, чудь или финны; есть мусульманские народы: татары, башкиры, киргиз-кайсаки и много сибирских и кавказских племен; есть еще и кумирники, идолопоклонники: калмыки, буряты, самоеды, вотяки, черемисы, чуваши и много других… Все эти губернии, области и народы разноязычные составляют Русскую землю», все они «должны стоять друг за друга, за землю, за родину свою… как односемьяне».

ЖЗЛ: Владимир Даль

Понедельник, 23 Март 2015

«Пришла пора подорожить народным языком», — объяснял Даль смысл и цель жизни своей: «Мы начинаем догадываться, что нас завели в трущобу, что надо выбраться из неё поздорову и проложить себе иной путь… Говоря просто, мы уверены, что русской речи предстоит одно из двух: либо испошлеть донельзя, либо, образумясь, своротить на иной путь, захватив притом с собою все покинутые второпях запасы».

«Восемнадцатилетний Владимир Даль записал в тетрадку первое словцо, последнее слово он попросил записать незадолго до смерти — «Толковый словарь» его уже вышел первым изданием, Даль пополнял его, готовя второе. За полвека Даль объяснил и снабдил примерами около двухсот тысяч слов. Если вывести «среднюю цифру», получится, что при двенадцатичасовом рабочем дне он в течение полувека каждый час записывал и объяснял одно слово». (далее…)

Сказки? Сказки!

Воскресенье, 22 Март 2015

Скачала себе 3х томник сказок Афанасьева. Увлекательное чтение, должна вам сказать! Своё, родное, Русское. Прихожу к выводу, что большинству русских людей эти сказки в детстве не читали.

Книжное, немного библиофильское

Пятница, 20 Февраль 2015

Не могу сказать, что я великий библиофил, но книги в моей жизни присутствуют с самого раннего детства,благодаря моим родителям и дедушке, которые рано научили меня читать, научили читать хорошие книги и читать их много. Уже в детстве у нас с сестрой была своя библиотека, которая частично сохранилась до сегодняшнего дня. Книг нам дарили много, не то чтобы родители следовали принципу “книга – лучший подарок”, подарки были и самые обычные – куклы, платья, игрушки, коньки, но поскольку, в моё ещё советское детство хорошая книга была в Ленинграде дефицитом, то в семье пользовались любой возможностью пополнить домашнюю библиотеку достойной книгой. Помню, во дворах нашего квартала стоял такой неказистый вагончик, где принимали макулатуру и выдавали за неё какие-то талончики, которые потом можно было обменять на книги. Помню дефицитные абонементы на собрания сочинений классиков, которые выкупались годами. По такому абонементу, например, у нас появилось 12-томное издание Шекспира. Мы с мамой регулярно ходили в этот вагончик сдавать макулатуру – и всегда стояла дилемма, нести бумагу в школу на сбор,за который светила только благодарность, или в вагончик, где был шанс получить вожделенные книги…

Все в семье всегда много читали – потому чтение привилось очень естественно, читала я с удовольствием. Много читал дед, много читала мама, старшая сестра читала – будучи на 8 лет меня старше, читала много книг из обширных списков по внеклассному чтению. Если каких-то книг не было дома – я с удовольствием бегала в библиотеку и зависала там надолго меж книжных стеллажей. Летом, когда я приезжала на три месяца к бабушке с дедушкой, дед неизменно вёл меня записываться в местную библиотеку или обновлять абонемент. До книг я всегда была жадная, потому дед хитро посмеивался, когда я нагружала его стопкой не самых тоненьких книг – тащить от библиотеки до дома, и всегда с готовностью ходил со мной эти стопки обменивать на новые. В плохую дождливую погоду у меня никогда не стояло вопроса – чем бы заняться, ибо я с превеликим удовольствием путешествовала по книжным мирам. В хорошую погоду друзья-приятели не давали скучать :) (далее…)

Сергей Красиков. Стихи

Среда, 22 Октябрь 2014

Открыла для себя нового поэта – Сергея Красикова, благодаря одной из читательниц Поэзосферы. Многие стихи очень легли на душу…

***
Зарево заката за окном
Тонким слоем пепла покрывается.
Мне в часы такие перед сном
О тебе всё чаще вспоминается.
Хочется дела отбросить прочь
И лететь к тебе под лёгким парусом,
Как сегодня улетает ночь
Светлым вальсом Иоганна Штрауса.
Знай, я чувства отдал под арест,
Чтобы не касаться пережитого.
Жду, пока тебе не надоест
На разрыв любовь мою испытывать.

ЭДЕЛЬВЕЙС

Там, где горы до небес,
Где снега колючие,
Серебристый эдельвейс
Загорелся лучиком.

Поднатужился слегка.
Скинул хлопья снежные
И потрогал облака
Лепестками нежными…

От дыханья снежных гор
Да от ветра шалого
Вспыхнул ленточный узор
Крапинками алыми. (далее…)