Фёдор Хитрук: “Мне нравится философия Винни-Пуха: “Зачем тебе жужжать, если ты не пчела?”»

В советское время критики делили отечественных мультипликаторов на две «категории»; Фёдор Хитрук и… все остальные; В этой шутке лишь доля шутки. Придя на студию «Союзмультфильм» в самом начале 1938 года, Фёдор Савельевич создал как художник около 80 (!) анимационных фильмов, а его режиссёрские работы «Каникулы Бонифация», «Фильм, фильм, фильм и, конечно же «Винни-Пух» вошли в золотой фонд советской мультипликации.

Сегодня 93-летний художник признаётся, что, выпуская «Винни-Пуха» на экраны, даже представить себе не мог, насколько популярной окажется его мультипликационная версия приключений забавного медвежонка.

«БОРИСУ ЗАХОДЕРУ ВИННИ-ПУХ СНАЧАЛА НЕ ПОНРАВИЛСЯ»

– Борис Савельевич, в прошлом году ваш Винни-Пух отметил юбилей – 40 лет! Расскажите, как вы работали над этим мультфильмом?

– Сказку о Винни-Пухе я хотел экранизировать ещё в 1940-х годах, когда делал первые шаги в анимации. Я читал произведения Алана Милна в оригинале, на английском языке. Мне до сих пор нравится философия Винни: «Зачем тебе жужжать, если ты не пчела?» Как это по-детски наивно и в то же время – как глубоко! Мне показалось, что детям такой герой будет интересен.
Долгое время не удавалось взяться за экранизацию сказки, пока мне в руки совершенно случайно не попала книжка о Винни-Пухе в прекрасном русском переводе Бориса Заходера. Я начал писать сценарий на основе текста Бориса Владимировича. каким-то образом он об этом
узнал и прислал мне телеграмму, в которой выразил протест по поводу моего намерения использовать его перевод. Что делать? Я позвонил Заходеру, договорились о встрече. Поговорили, выпили и… стали сотрудничать. Борис Владимирович подкорректировал текст сценария, написал знаменитые речёвки Винни-Пуха. Однако мультик Заходеру поначалу не нравился. Он всё время ворчал: зачем вы убрали мальчика Робина (один из главных литературных персонажей сказки, – прим.ред.)? Когда же мультфильм стал широко известным,
Борис Владимирович любил в кругу друзей подчеркнуть своё отношение к его созданию.

– Главных персонажей озвучили Евгений Леонов и Ия Саввина. Почему ваш выбор пал именно на них?

– Я поочерёдно забраковывал кандидатов на роли Пятачка и Пуха и в какой-то момент даже с ужасом подумал: «А есть ли вообще в Советском Союзе артисты, способные озвучить персонажей так, как мне нужно?» Даже кандидатуры Леонова и Саввиной были утверждены не сразу.

Евгению Леонову Винни очень понравился. На пробах Евгений Павлович предлагал миллион вариантов – казалось, поток его импровизации не остановить. Серьёзный с виду, он необыкновенно смешно перевоплощался в неуклюжего мишку, надувая щёки, изображая косолапость, кривляясь, имитируя боль…

А однажды, при работе уже над продолжением мультфильма, я вообще заставил Леонова залезть в импровизированную нору, чтобы он почувствовал, каково было Винни-Пуху, когда тот застрял в кроличьей норе.

Но всё это могло оказаться напрасным. С каждым днём я убеждался, что голос Леонова абсолютно… не подходит Пуху. Естественно, Евгений Павлович расстроился. И он ушёл бы из проекта, если бы не наш звукорежиссёр, который неожиданно предложил: «А что если мы ускорим ваш голос, Евгений Павлович? Так будет смешнее». – «Да делайте, что хотите», – отмахнулся Леонов. Когда мы услышали результат, нашей радости не было предела: Пух обрёл именно тот голос, который требовался! А мы сохранили для мультфильма великолепного актёра. На озвучивании Леонов не вредничал, как некоторые его собратья по цеху, и мы с ним отлично ладили.

Найти голос Пятачка тоже оказалось непросто. В какой-то момент Ия Саввина предложила спародировать… Беллу Ахмадулину. Нам было уже всё равно, лишь бы получилось что-то путное. На удивление, результат превзошёл все наши ожидания. Хотя, как и в случае с Леоновым, голос Саввиной пришлось немного ускорить.

– На следующий день после выхода мультфильма вы проснулись знаменитым?

– Да какое там! (Смеётся.) Аниматоры никогда не были популярны. Исключение, может быть, составляет Уолт Дисней, благодаря которому я и пришёл в мультипликацию – так меня воодушевил его мышонок Микки. После выхода в 1969 году «Винни-Пуха» на «Союзмультфильм» стали приходить миллионы писем с одним и тем же вопросом: «Почему нет продолжения?» Пришлось делать продолжение… (В 1971 году появился мультфильм «Винни-Пух идёт в гости», а в 1972-м – «Винни-Пух и день забот». – Прим. ред.) Благодарные зрители слали мне прямо домой подарки – мёд, игрушечных медвежат и Пятачков. Было очень приятно.

– А это правда, что вы рисовали Винни-Пуха с себя?

– Нет. (Смеётся.) Какие-то черты срисовал с Евгения Леонова, а от себя… ну, может, что-то от походки взял… Знаете, автобиографичность присутствует во всех моих фильмах. Однако мультик о Винни-Пухе не является показательным. Вот лента «Фильм, фильм, фильм» больше подходит к моей жизни. Мне также, как и тому мультяшному бедолаге-режиссёру, много пришлось бегать по кабинетам чиновников-бюрократов и доказывать, что они не правы…

«БРОСИТЬ МУЛЬТИПЛИКАЦИЮ МЕНЯ ПОБУДИЛА СМЕРТЬ ЖЕНЫ»

– Вы с детства мечтали быть художником?

– Я вполне мог стать музыкантом (Смеётся.) Однажды нарисовал на столе чёрные и белые клавиши, достал самоучитель и прямо на столе выучил начало «Лунной сонаты». Родители были в восторге. Я красиво раскланялся перед ними и… на этом всё закончилось.

– Ваши родители, насколько я знаю, были далеки от мира искусства…

– Отец был инженером-станкостроителем, мать – домохозяйкой. Папа постоянно находился в разъездах. В начале 1930-х его направили в Германию. С ним поехал и я. С этой поездкой связана одна любопытная история.

Меня устроили в художественно-ремесленное училище в Штутгарте. На верхнем этаже здания училища находилась оранжерея. Мы часто собирались там с однокурсниками, рисовали растения и затевали дискуссии по поводу политической ситуации в Германии, где к власти как раз пришли нацисты во главе с Гитлером. Во время одной такой беседы сидевший рядом со мной парень начал всячески поносить Маркса. Мне стало обидно, хотя я, естественно, абсолютно не понимал учения марксизма. Я жёстко отрезал: «А твой Гитлер – вообще г…о!» Парень, недолго думая, полоснул меня по правой руке перочинным ножичком, которым точил карандаш. Нож нашёл артерию. Кровь брызнула струёй в два метра… К счастью, всё обошлось. В больнице мне выплатили страховую премию – 40 марок, от которых я отказался, чем возвысил себя в глазах ребят. А на эти деньги для всего класса была куплена автоматическая точилка для карандашей… Шрам на руке до сих пор виден. Так что я с полным правом могу считать себя одной из первых жертв фашизма. (Смеётся.)

– На студию «Союзмультфильм» вас взяли не сразу. Почему?

– Я очень хорошо помню, как на следующий день после празднования своего 20-летия отправился на «Союзмультфильм». Но едва я переступил порог этого здания, мне… отказали: мультипликаторы были не нужны. Никто даже не удосужился посмотреть мои работы. Через несколько месяцев я снова решил попытать счастья на студии и вновь получил отказ. Моё самолюбие было задето.

Осенью того же года «Союзмультфильм» объявил конкурс на замещение должности художника-мультипликатора. Явилось человек сорок. Нас всех пригласили в кабинет, усадили за стол. Предложили взять на выбор тему для рисования. Я остановился на басне Крылова «Мартышка и очки». Пока остальные расчерчивали рамочки для рисунков, я сделал десятка два картинок. Сижу, смотрю в потолок… От нечего делать принялся за другую басню – «Волк на псарне». Закончил и её. Смотрю по сторонам: люди, склонившись над бумагой, старательно вырисовывают каждую линию. Я отчего-то скис. Экзаменатор, увидев, что я бездельничаю, подошла ко мне и шепнула на ухо, что я могу идти домой. Я ушёл. Как мне казалось – навсегда. Однако через две недели мне прислали телеграмму с радостной вестью – меня взяли в штат «Союзмультфильма»!

– Вы не снимаете мультфильмы уже 28 лет. Скучаете по любимому делу?

– Конечно. Но всему своё время. Я иссяк для подготовки таких сложных проектов, как мультипликационные. К тому же бросить мультипликацию меня побудила смерть жены, Марии Леонидовны. Это был самый жестокий удар в моей жизни. Без супруги я не мог ничего делать, поэтому перешёл на преподавание. Так и работаю с молодыми мультипликаторами.

– Ваша жена, Мария Мотрук, тоже участвовала в создании мультфильмов?

– Она изготавливала промежуточные рисунки, на профессиональном языке – занималась фазовством. Однажды я увидел её в фазовочном цеху студии и уже не смог оторвать от неё взгляда. Помню, все хихикали: «Хитрук, когда ты женишься на Мотрук?» Меня это поначалу злило. А потом мы поженились. И прожили в счастливом браке больше 40 лет.

– Известно, что у вас огромная коллекция Винни-Пухов. Где же она помещается?

– Все самые красивые Пухи живут у меня дома. Но многих пришлось раздарить – квартирка-то небольшая… А очень памятный мне подарок, от Саши Татарского, – всегда на моём столе: большой Винни-Пух, который прилетел ко мне на воздушных шариках на балкон в день моего 80-летия.

Сергей ИВАНИЦКИЙ
«Телевидение. Радио», №49 (2849) от 7 декабря 2010 г.

Метки: , , , , , , , ,

Оставить комментарий

WP-SpamFree by Pole Position Marketing