Записи с метками ‘Григорий Козинцев’

Из книги Виктора Шкловского “За 60 лет: работы о кино”

Вторник, 4 Октябрь 2011

Рождение советского кино

С. М. Эйзенштейн готовился стать инженером; учился японскому языку; хорошо рисовал; работал на фронте как художник и режиссёр самодеятельных красноармейских театров. Пудовкин был физиком; Довженко — живописцем и учителем; Козинцев, Юткевич, Кулешов были живописцами; Шенгелая— поэтом; Эрмлер — чекистом. Старых кинорежиссёров почти что не осталось. Советские кинематографисты пришли в бедные, устаревшие и совсем брошенные старые киноателье. Начинали всё заново.

Эйзенштейн ставил в театре Пролеткульта пьесу С. Третьякова и пародийную переделку пьесы Островского «На всякого мудреца довольно простоты». Григорий Александров, тогда студийный актёр, должен был пройти над зрительным залом по проволоке. И прошёл на репетиции, а на спектакле ему это запретила охрана труда — боялись и за актёра и за зрителей, на которых он может упасть. Пьеса не имела никакого отношения к Островскому. Новое содержание ещё не нашло свою форму. Брали старую форму и разрушали её так, как дети ломают игрушку; в особенности если игрушка им не по возрасту.

Люди росли с необыкновенной, стремительной и весёлой быстротой. К 1926 году советское кино уже создало мировые шедевры, среди которых были «Броненосец «Потёмкин» и «Мать».

Я помню день премьеры «Броненосца «Потёмкин» на Арбатской площади.

Площадь была совсем другая; на ней стояла небольшая церковь, за кинотеатром был рынок; были другие бульвары с булыжными мостовыми.

На премьере С. М. Эйзенштейн одел весь коллектив в матросскую форму. Фойе было украшено морскими флагами.

Мы сидели в зале, не ожидая успеха. Перед этим на просмотре в Совкино один руководитель благожелательно сказал: «Картина, несомненно, годна для клубного, проката». К ней отнеслись как к агитке. (далее…)

Из рабочих тетрадей Григория Козинцева. “Король Лир” (Начало)

Среда, 26 Январь 2011

Григорий Козинцев. Время и совесть. Из рабочих тетрадей. Бюро пропаганды советского киноискусства. 1981.

“Король Лир”

ЧЕМ БОЛЬШЕ думаю о фильме, тем чаще возникает в памяти цвет и форма Руо. Его глубина и трагическая религиозность, одновременно театральная и народная; помесь распятия с клоуном, востока и католицизма. Бездонная глубина красного, синего и дыр чёрного.

КАЖЕТСЯ, самым главным в замысле этого фильма я обязан книге Бахтина о Достоевском. Именно это исследование прояснило для меня жанр фильма, способ воплощения трагедии. Вот он: «карнавал-мистерия».

Я НЕ УМЕЮ показать на экране что-либо, не кажущееся мне несомненно, неоспоримо жизненным. В Думе («Возвращение Максима») я требовал от ассистентов портретного сходства артистов с подлинными депутатами, хотя лиц этих людей уже никто теперь не помнил.

Поэтому же мне необходима точность представления о географии и эпохе действия, потом всё это можно будет и обобщить, свести к самым общим представлениям. Но прежде всего мне необходимо знать, по какой местности проходил Лир, какими были селения, дороги, замки. Иначе — стиль «фантази» — плохой театр.

СУТЬ первого эпизода: то, что должно рухнуть, не может не рухнуть. (далее…)

Григорий Козинцев. “Король Лир”

Вторник, 26 Октябрь 2010

Посмотрели сегодня на кинолектории “Короля Лира”, и нас слегка “придавило”. Раньше я этот фильм целиком, от начала до конца не видела ни разу, только кусочки, да отрывки. Впечатлилась. Мне очень близок Шекспир Козинцева – и “Гамлет”, и “Король Лир”. Напишу побольше, когда чуть осмыслю.

Григорий Козинцев. “Время и совесть”

Понедельник, 25 Октябрь 2010

“Время и совесть” – это название книги, которая вышла уже после смерти Григория Козинцева. Две книги вышли при жизни режиссёра: “Наш современник Вильям Шекспир” (1962, 1966) и “Глубокий экран” (1971). Третью – “Пространство трагедии” (1973) – он увидел только в гранках. А вот четвёртую, “Время и совесть” (1981) составили после его смерти. Григорий Михайлович умер в 1973 году.

В предисловии к книге жена режиссёра Валентина Козинцева ( не люблю этого печального слова “вдова”) объяснила название книги: “Во всём, что делал Козинцев, он был верен себе, своей жизни, и, как ни разрозненны, ни различны по темам материалы, я надеюсь, что прочтутся они как единая книга, которая названа словами, так часто встречающимися в его текстах – время и совесть“.

Валентина Георгиевна Козинцева умерла 7 декабря 2009 года. Она прожила долгую жизнь и всю эту жизнь старалась сделать наследие великого режиссёра доступным для людей.
Её первая публикация из архива Григория Козинцева появилась в 1973 году. Вместе с известным историком кино Яковым Бутовским она издала многое из режиссёрского наследия автора “Гамлета” и “Короля Лира” – записки из рабочих тетрадей “Время и совесть”, публикацию “Чёрное лихое время”, переписку Козинцева, а главное, уникальное пятитомное собрание сочинений режиссера, выпущенное в 1970-е годы.

“Дон Кихот” Григория Козинцева

Вторник, 19 Октябрь 2010

В прошлый вторник на кинолектории смотрели "Дон Кихота" Григория Козинцева. Бесподобно. Трогательно. Лирично. С лёгкой дымкой волшебства. Со светлой грустью. С чуткой иронией. С Восточным Крымом, так похожим на знойную и пыльную Ламанчу.

Берущий за душу Дон Кихот Николая Черкасова. Раз и навсегда очаровывающий обаятельнейший Санчо Панса Юрия Толубеева. Юная жена Александра Вертинского – Лидия Вертинская в роли надменной герцогини. И Бруно Фрейндлих в роли её герцога. А уж харизма героини Галины Волчек с лёгкостью достаёт из далёкого 1957 в безумном и суетном 2010-м. Как впрочем, и неиссякаемый оптимизм героя Георгия Вицина Карраско.

Сценарий Евгения Шварца, на мой взгляд, вышел очень чутким и корректным по отношению к произведению Сервантеса.

И снова удивляюсь тому, что при меньших возможностях полвека тому назад снимали, не побоюсь этого слова, шедевры. Казалось бы, и люди, и киноискусство должны были бы за полвека эволюционировать. А вот нет же. Технологии и возможности эволюционировали, но мы до них едва ли доросли.

А сегодня иду смотреть "Гамлета". Того самого, где Гамлет – Смоктуновский, Офелия – Анастасия Вертинская. А вам дарю пару воспоминаний о съёмках "Дон Кихота", улыбки гарантированы.

Васька подобрел из-за куска мяса

Особняком на съёмках стал эпизод со львом. Живой хищник, которого Черкасов ласково называл то Василием Цезаревичем, то просто Васькой, долго не хотел слушаться никаких киношных команд. Помог знаменитый дрессировщик Борис Эдер. Вот что об этом вспоминает сам актёр в своей книге «Четвёртый Дон Кихот. История одной роли».

– Ну что, мой благородный друг, одиноко ли тебе в Испании? – спрашивал странствующий рыцарь льва.

В этот момент дрессировщик опускал палочку с нанизанным на неё мясом вниз, и лев послушно опускался на лапы. Затем следовала опять моя реплика: «Мне тоже», после чего лев получал заслуженно заработанный кусок мяса.

Неточный осёл

Помимо льва у съёмочной группы возникли проблемы и с ослом. В одном из эпизодов это миролюбивое животное вдруг заупрямилось. Никакие уговоры не помогали. Но потом, видимо, в мозгу у ослика что-то щёлкнуло, и он нехотя стал выполнять команды режиссёра. Эпизод сняли, но режиссёр картины Григорий Козинцев остался очень недоволен работой, заметив при этом, что мизансцены выполняются неточно. На что получил исчерпывающий ответ Юрия Толубеева, исполнявшего в фильме роль Санчо Пансы:

– Это вы ему скажите.

И раздражённо кивнул в сторону животного.

(далее…)

Григорий Козинцев. “Юность Максима”

Среда, 6 Октябрь 2010

В “Фильмофонде” в этом месяце по вторникам показывают фильмы Григория Козинцева. Григорий Козинцев считается одним из основателей ленинградской кинематографической школы, с него начинался питерский авангард, он был одним из основателей Театральной мастерской «Фабрика эксцентрического актёра», которая потом плавно трансформировалась в Киномастерскую “ФЭКС”. Его учениками стали такие блестящие мастера кинематографа как Эльдар Рязанов, Алексей Герман, Станислав Ростоцкий, Илья Авербах, Вениамин Дорман, Василий Катанян, Леонид Квинихидзе, Игорь Масленников, Александр Орлов, Александр Стефанович, Соломон Шустер, драматург Юрий Клепиков и, полагаю, многие другие, кто не обучался на курсах Козинцева во ВГИКЕ или на “Ленфильме”, однако же, имел счастье работать с ним над его фильмами.

Вчера в “Фильмофонде” показывали “Юность Максима”. Фильм 1934 года, часть трилогии о Максиме, один из первых примеров идеологического кино, один из первых соц. заказов. Хотя, мне лично, например фильм не показался излишне идеологическим, как многие фильмы советского периода. Напротив, для меня это был взгляд режиссёра на некоторый отрезок истории страны, взгляд довольно объективный, честный, не утяжелённый излишним пафосом. Кстати, “честный” – слово ключевое для Григория Козинцева. Он часто подчёркивал, что совесть и честность в искусстве для него самое главное. Был даже такой эпизод в его биографии, когда ему настоятельно рекомендовали вырезать из своих фильмов кадры, связанные со Сталиным. На это Козинцев ответил, что не будет этого делать, ибо ему не стыдно за свою работу, нет ни одного кадра, за который он мог бы упрекнуть себя с позиции честности. И он не стал ничего вырезать. Кадры те вырезали за него, конечно же, другие.

Но вернусь к “Юности Максима”. Мне фильм был интересен с нескольких позиций. Конечно, с точки зрения развития кино. Помимо этого хотелось понять, как на те далёкие события (а в фильме речь шла о событиях 1910 года), смотрели люди, находившиеся к нему много ближе нас. И ещё было очень интересно посмотреть на небольшие панорамы родного города тех времён – в фильме речь идёт о заводах Нарвской заставы. Ну, и мастерство актёров, режиссёра и операторов, само собой – в самом центре внимания. Мастерство режиссёров, кстати, тут на высоте. Очень редко кому в советском кино удавалось без ущерба для конечного кинопродукта совместить искусство с некой долей идеологии… Козинцев и Трауберг это сделали виртуозно – если бы перед просмотром фильма нам специально не указали на то, что фильм вроде как имеет некую идеологическую составляющую, мы бы об этом даже и не догадались. Это значит, что режиссёр не пошёл против своей совести в пользу идеологии, и виртуозно прошёл по лезвию бритву. (далее…)