Олег Анофриев: “Я веду замкнутый образ жизни”

В любимой рубрике “Кумиры” газеты “Телевидение. Радио” прекрасное, доброе, светлое интервью с Олегом Андреевичем Анофриевым. Не могу не поделиться.

Олег Анофриев: “Я веду замкнутый образ жизни”

20 июля актёру, автору популярных песен Олегу Анофриеву исполнилось 82 года.

Он мог прославиться, исполнив один лишь знаменитый шлягер “Есть только миг” в картине “Земля Санникова”, или сочинив культовую балладу “Какая песня без баяна?”, или спев “Колыбельную” для передачи “Спокойной ночи, малыши!”. Но Анофриев снялся в болеечем 60 фильмах, заставил говорить о себе как о талантливом поэте, композиторе, сценаристе и режиссёре.

“ПЕСНЯ “ЕСТЬ ТОЛЬКО МИГ – ЭТО ГРАЖДАНСКАЯ МОЛИТВА”

– Олег Андреевич, С каким настроением встретили день рождения?

– Ну что вам сказать… Физическая форма оставляет желать лучшего, хоть я за ней и слежу, но это в столь почтенном возрасте закономерно. А в творческом плане – всё в порядке. На моём сайте много новых песен. Я их не отдаю на фабрики звукозаписи, потому что СО сейчас уже никто не покупает. Два года назад, к 80-летию, выпустил четыре диска с песнями в своём исполнении, где одна лучше другой (не потому, что я их пою), но фабрика не может их продать. Это и обидно, и оскорбительно, потому что товар хороший.

– Поймала себя на мысли, что уже сложно отличить “чужие” песни, которые вы исполняете, от тех, которые сочинили сами.

– Да, случается путаница. Например, композицию «Есть только миг» написали Александр Зацепин и Леонид Дербенёв, но пою её я. Эта песня по своей сути – молитва, цивильный, гражданский вариант «Отче наш». Послушайте: «Отче наш, иже еси на небесех! Да святится имя Твое…; да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли; хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша якоже и мы оставляем должником нашим; и не введи нас во искушение…» И в песне: «Призрачно всё в этом мире бушующем. Есть только миг – за него и держись…»

Это Леню Дербенева озарило, Боженька коснулся его головы. Не обошлось и без влияния академика Обручева, который написал научно-фантастический роман «Земля Санникова». В фильме взаимоотношения героев упрощены, а ведь у Обручева всё глубже: в 1924 году он, по сути, писал о контакте инопланетян с землянами.

– А почему черепаху в мультфильме «Как львёнок и черепаха пели песню» вы наделили интонациями Раневской?

– Фаина Георгиевна – личность космического масштаба. Душа запевает, когда вспоминаешь эту актрису. Она служила в Театре им. Моссовета, где в то время играл и я. Её называли Фуфой. Рыхлая, с огромным бюстом, на который всё время роняла пепел от папиросы. С подслеповатыми, но всё замечавшими глазами. С таким разящим юмором. Если она пришивала кому-то прозвище, отмыться было уже невозможно. И меня она наградила прозвищем, каким – не скажу, но обидным.

И ведь оно оправдалось. Это касалось профессионального отношения к театру, который я потом действительно бросил. Но как она могла это угадать? В то время мы репетировали «Дядюшкин сон», я был одним из ведущих актеров, но относился ко всему поверхностно, легковерии. Фаина Раневская такого терпеть не могла. Первое, с чего она начинала, работая над новым спектаклем, – выписывала всю свою роль в тетрадь.

– В вашем представлении она черепаха?

– Да, потому что мудрая, с неповторимым образом мышления.

– А львёнок имел прототип?

– Это я – и по характеру, и по поведению. Он одновременно и смущается, и задирается, и нахальничает. Я абсолютно такой же!

«МЫ С ЖЕНОЙ ВМЕСТЕ УЖЕ 58 ЛЕТ – СТОЛЬКО НЕ ЖИВУТ»

– Как вас, коренного москвича, угораздило появиться на свет в Геленджике?

– Мой отец был доктором и каждый год уезжал работать главврачом в какой-нибудь из санаториев. Проводил там несколько месяцев – с мая по сентябрь. В то лето его направили в Геленджик, и мама поехала с отцом, Она была уже с пузиком и там выпустила меня на свет.

Конечно, самое сильное детское впечатление – это война. Когда она началась, мне было 11 лет. Мы пытались уехать в эвакуацию, но доехали до Свердловска и вернулись. Война – вещь ужасная, хотя Москву мало бомбили: войска ПВО редко подпускали немецкие самолёты к столице. С бомбёжками Ленинграда не сравнить. Мы жили рядом с двумя мостами, но эти стратегические объекты остались целы. Хотя в нашем районе – Арбат, Смоленская площадь – было три или четыре попадания. Удивительно, но мы, мальчишки, совершенно не боялись, даже отвага появлялась. Сейчас понимаю, что это свойство детской психики, когда не до конца осознаешь грозящую опасность.

– По гороскопу вы Рак. Какие-то “рачьи” особенности находите в себе?

– Многое, что приписывают в гороскопах представителям этого знака, действительно совпадает с чертами моего характера. Как и положено Раку, я хороший хозяин – всё несу в дом. Это не значит, что жадный и скаредный, просто рачительный, бережливый, не разбрасываюсь. А ещё очень верный, ну и, конечно, талантливый. Вот жена не даст соврать, она мне как раз красную смородину принесла – буду есть и с вами разговаривать. М-м-м, вкусно!

– Как давно вы с женой вместе?

– 58 лет – это рекорд, столько не живут.

– Рецептом счастливой семейной жизни поделитесь?

– Главное – взаимные компромиссы. Если этого не будет, всё развалится.

– Наталья Георгиевна помогала вам в работе?

– Никогда в жизни! Наташа много лет проработала главным врачом в бассейне «Чайка». Она всё время была занята, да и я к ней редко за помощью обращался. Зато часто приходил к жене на работу поправить здоровье – поплавать и попариться. Кстати, моя дочь Машенька и две внучки пошли по стопам жены – тоже стали медиками.

– Как-то вы признались, что если бы несколько лет назад не уехали из Москвы в деревню…

– …меня давно уже не было бы на свете. Жить в Москве стало просто невозможно. Приехав туда на день, я возвращаюсь обратно больной, в полусонном состоянии. Лет 40 лет тому назад, пребывая на самом пике творческого расцвета и популярности, я уехал в деревню и с тех пор веду несуетливую жизнь. Я заметил, что человек, живущий бурной, «полной» жизнью, достаточно быстро устаёт. Мой совет: наслаждайтесь настоящим, делайте всё не спеша,

Дышать в городе нечем, особенно после сделанной мне операции на сердце. Всё-таки у меня там шесть шунтов и новый клапан. Для себя я эту операцию называю «цыплёнок табака»: грудную клетку крючками раздирают пополам, достают сердце и делают с ним, что хотят.

– Вы так весело об этом говорите?!

– К самым страшным вещам надо относиться с юмором., иначе не выживешь. Почаще смейтесь. И если хотите подольше жить, нужен свежий воздух.

«ПОЛУЧИЛ НАРОДНОГО ЛИШЬ В 75 ЛЕТ»

– Вы живёте по соседству с олигархами, на Рублёвке. Не подружились с кем-нибудь из сильных мира сего?

– Нет, с олигархами знакомство не вожу. Я приехал сюда, когда ещё никаких замков здесь не было. А теперь вообще веду замкнутый образ жизни. Утречком просыпаюсь, зарядку делаю, потом мы с женой завтракаем, и я сразу сажусь за компьютер – творить. Если маленечко устал, спускаюсь вниз, в мастерскую, начинаю на токарном станке работать – точить всякие поделки для друзей. Здорово у меня получаются резные судейские молоточки из лимонного дерева. Приходит кто-нибудь, и я обязательно дарю ему молоточек.

– Не жаль своего труда?

– Да я их делаю, как цыплят рожаю. Меня рукоделие так увлекает, что я не замечаю, как в мастерской проходит 2-3 часа.Устает спина за станком работать – сажусь на электровелосипедик (разыскал в интернете такой – без вони, без бензина). Нажал кнопку и поехал. Далеко, конечно, не уедешь, но до речки докатиться можно. Порыбачу там. Если ничего не ловится – домой. Можно снова приступать к работе за компьютером.

– С супругой припасы на зиму делаете? Варенье, огурчики…

– Раньше варенье варили, а в последнее время поняли, что это напрасная трата сил и времени. Лучше покупать готовое. У нас тут рядом хороший рынок – всё есть. К тому же сейчас стали делать очень вкусные джемы и варенья, никогда так не сваришь. А вот огурцы и помидоры жена солит – сама же их и выращивает.

– Друзей у вас много?

– Нет, совсем мало. Моим другом был Николай Крючков, которого сейчас немногие помнят. Замечательный рыболов, я с ним часто вместе рыбачил. У меня даже хранится его портрет с подписью: «Олегу, рыбаку». Последние 30 лет жизни (до этого я Крючкова просто не знал) он был верным супругом, с женой Лидой жил замечательно. Вырастил детей, которые не были ему родными, но его просто обожали. Ну и любил славу, конечно. Актёры того поколения вообще очень славолюбивы и никогда не упускали возможности получить очередное звание. Но в нашем ремесле за этим действительно нужно следить, чтобы не вышло, как у меня: я ведь народного получил лишь в 75 лет.

– Обидно!

– К счастью, для меня такие вещи не имеют большого значения, хотя нельзя сказать, чтобы я был совсем уж к этому равнодушен. Надо подчиняться правилам страны, в которой живёшь. Значит, некому было вовремя послать на меня документы – так называемое представление. (Смеётся.) У нас ведь, чтобы что-то получить, должны сначала «послать». Жена сетует: «Ну почему же тебе ни одного ордена до сих пор не вручили?» А что я с ними буду делать – на похоронах на подушечку положу?

Меня сейчас уже радуют совсем другие вещи: вот утром выхожу гулять – со всех сторон ко мне слетаются галки, и я их кормлю. Это так забавно! Надо ещё проследить, чтобы вороны не отняли у них еду. Я кормлю птиц собачьим кормом. Они держат гранулы одной лапкой и разбивают их клювом. У меня есть любимец – у него отсутствует нижняя часть клюва, он берёт еду, наклонив голову набок. Вот ему я корм собственноручно крошу…

Ольга СПИРИДОНОВА

Цитируется по: “Телевидение.Радио”, №31 (2935) от 31 июля 2012 года
Фотография взята с РИА Новости, автор – Галина Кмит .

Метки: , , , , , ,

Оставить комментарий

WP-SpamFree by Pole Position Marketing