Архив рубрики ‘Сказки’

Нашлось на компьютерных антресолях… (часть 2)

Среда, 29 Сентябрь 2021

На горизонте показался троллейбус. Медленно и неуклюже он приближался к остановке, наполненный пассажирами. Выпустив часть из них на остановке, он покорно дожидался, пока в него заберутся новые пассажиры и Янка. Янка залезла в троллейбус и заоглядывалась в поисках кондуктора: выходя из дома, она по привычке зажала в кулачке деньги на оплату проезда. Кондуктором оказалась громкоголосая пышная блондинка, призывавшая всех вошедших оплатить проезд и осматривавшая всех вновь вошедших с ног до головы, явно подозревая их в нежелании оплатить проезд. Янка не успела протянуть ей свой кулачок с зажатыми в нём деньгами, как в её ладони уже оказался билетик. Обычно Янка не проверяла билетики на предмет «счастливости», ибо у неё в жизни всё было очень даже хорошо, и всё хорошее, чего ей, случалось, не хватало, каким-то магическим способом само к ней притягивалось. А тут она просто бросила взгляд на билетик – и улыбнулась – «Надо же. Счастливый. Что же мне теперь с тобой делать?» Янка решила, что всё-таки загадает желание. Такое неопределённое, совершенно невещественное и нематериальное, и даже неконкретное желание – чтобы у судьбы было пространство для творчества. Пока она размышляла о билетике и желаниях, троллейбус прибыл к станции метро. Янка вышла из него и, пока стояла на перекрёстке в ожидании зелёного сигнала светофора,  незаметным движением отправила билетик в рот. Билетик улёгся на язык, ровно, без складочек, и не сбившись в комок. Янка смотрела на красный немигающий глаз светофора  и формулировала пожелание: «Пусть со мной сегодня произойдёт какое-нибудь невероятное и незабываемое чудо». Повторив про себя загаданное три раза, Янка проглотила свой бумажный лоскуток счастья и улыбнулась зелёному сигналу светофора, давшему ей дорогу.

Привычная схема – метро – прогулка – офис. Привычные приветствия коллег. Привычная череда дел и забот. Привычное небо в окне от пола до потолка. Любимое апельсиновое дерево на столе. Новости в экране компьютера, телефонные звонки. Новый ливень за окном. Новые рифмы в голове. И новый день вновь увёл Янку в свои незатейливые лабиринты. О том, что она утром съела билетик и загадала желание, Янка позабыла уже к середине дня. Так бывает иногда – событие, произошедшее всего несколько часов тому назад, начинает нам казаться очень давним. Янке не то чтобы оно стало казаться давним – а просто далёким и мимолётным, просто приятное происшествие, добавившее когда-то цвета самому обычному дню. К концу дня она и вовсе о нём позабыла, и, глядя в окно, думала только о том, что выйдет сейчас в этот нескончаемый дождь и побредёт под ним к метро, не раскрывая зонтика, и позволяя мокрым каплям лизать её лоб, щеки и нос, и даже касаться её губ. Платье, наверняка, сразу намокнет, и прилипнет к телу, подчеркнув женственность её форм, волосы станут влажными, запахнут дождём и начнут чуть виться.
А ей, Янке будет просто хорошо под этим летним дождём идти, блаженно улыбаясь, по улице и в каждой капле дождя ощущать счастье жизни. (далее…)

Нашлось на компьютерных антресолях…

Четверг, 9 Сентябрь 2021

В восемь часов утра прозвонил будильник: «Пора вставать!» С трудом приоткрыв глаза, чтобы взглянуть на электронное табло часов, Янка пробормотала сама себе: «Ещё десять
минуточек» и снова провалилась в сладкую дрёму. Сквозь утренний сон она ощутила ласковое тепло у себя на животе. Рыжий Фелька опять спит с ней, а не с мамой, как
обычно. Жалко будет его сгонять, ну так что ж поделать – на работу же. В дверь комнату осторожно просунулась голова мамы: «Тебе не пора вставать?». Янка снова одним глазом
взглянула на табло и решительно сказала: «У меня есть ещё целых пять минут!» Мамина голова послушно скрылась, и Янка услышала, как на кухне загремели чайником.Через пять минут Янка начала вставать. Она бережно спустила на пол рыжего кота,который недовольно и обиженно посмотрел на неё, после чего гордо направился на кухню. Потом лёгким прыжком подскочила с дивана сама. Подбежала к окну – раздвинуть занавески и тут же расстроилась: небо было снова затянуто тяжёлыми тёмными тучами, а
на окнах висели россыпи дождевых капелек. Выходить из дома не захотелось. Вот бы остаться дома, забраться обратно на диван, закутаться в тёплый плед, взять к себе Фельку
и весь день читать, и читать, и читать…

На кухне её ожидала мама:
– Что будешь на завтрак?
Янка поморщилась. Завтракать она не слишком любила. Чашка чая, да бутерброд с сыром был самый привычный её перекус.
– Кашу будешь?
– Нет, мам. Спасибо. Для каши я ещё не проснулась. Я чаю.
Мама укоризненно закачала головой.
– Взрослая, а всё, как маленькая. Гастрит же себе заработаешь.
Янка рассмеялась:
– А я и есть маленькая, мамочка! И глупенькая. Не ругайся, ладно? Но себе кашу вари!

Мама поставила перед ней чашку чая и коробку с печеньем. Янка достала из холодильника кусок сыра и отпилила себе небольшой ломтик. Как же хорошо гостить у
родителей. Как же она соскучилась по маме. Как же не хочется уходить на работу. Она энергично жевала свой бутерброд и одним глазом смотрела в стоявший напротив неё
телевизор, а другим, – наблюдала за мамой. Мама варила овсянку. В телевизоре были новости. Ничего особенного – обычные новости, обычные происшествия, обычные сводки
о погоде, обычные спортивные прогнозы. Самое то для фона под завтрак. Рыжий Фелька крутился тут же, у ног, и тоже клянчил еду. Янкино сердце не выдержало – и она
протянула маленькому наглецу кусочек бутерброда, тот еду с руки взял и сосредоточенно заработал челюстями. Мама пожурила обоих:
– Вы опять?
– Угу. Ты же знаешь, эта бестия умеет жалостливо смотреть.
– Эта бестия уже умяла целую миску еды.
– Я даже не удивлена. – хохотнула Янка. – Побегу одеваться. Приятного аппетита, мамуль. (далее…)

Волшебная музыка души

Вторник, 18 Март 2008

Посвящается компютри втора употребаnik_zell
Пусть в твоей жизни всегда будет место сказке. Чудеса случаются с теми, чьё сердце им открыто.

Мальчишка сидел на берегу моря и слушал шум волн. На побережье опускались сумерки, и на ясном небе должны был вот-вот зажечься звёзды. Всё дальше от берега удалялся белый парус одинокой яхты. Мальчишка неотрывно следил за ним и горестно вздохнул, когда парус совершенно скрылся из виду: «Вот бы и мне когда-нибудь выйти  мебелив открытое море и отправиться на поиски приключений». Когда совершенно стемнело, он встал, отряхнулся от песка и двинулся в сторону дома. Пересекая пустынную площадь, которая днём всегда была многолюдна, он различил негромкое звучание музыки. Остановился, склонил голову, пытаясь угадать, что за инструмент – по звуку очень похоже на флейту, и по какому-то внутреннему импульсу пошёл на этот звук. У стены одного из домов, фасадами выходящих на площадь,  закрыв глаза, сидел пожилой мужчина и действительно играл на дудочке. Мальчишка замер, боясь нарушить неосторожным движением неподвижность воздуха и пространства вокруг музыканта, и тоже прикрыл глаза.

Он очутился высоко в горах. Брёл по узкой, петляющей тропинке, уходящей, казалось,  в белые клубы облаков. Брёл к перевалу, за которым должна была открыться его взору гордая и неприступная вершина, брёл без страха и усталости. Он удивлялся суровой и сдержанной красоте природы, жизнелюбивым растениям, пробивавшимся сквозь камни, и близости неба. Он удивлялся морозной свежести и вкусноте воздуха, которым невозможно было надышаться. Он провожал взглядом птиц, которые взмывали над горами, и казалось, ещё один взмах крыльев – и они просто-напросто растворятся в густоте облаков.  Он оглядывался назад в надежде, что за ним идёт самый близкий его друг – разделить этот невыразимый ничем восторг единения с горами, облаками, птицами и целым Космосом. До перевала оставалось триста метров… двести… сто… пятьдесят… десять… пять… Порыв ветра в лицо, перед глазами  – цепь заснеженных вершин, и над ними – возвысилась одна, острым пиком, как будто уходя за голубизну неба – так, что почудилось, если добраться до неё и взобраться – и по этому пику проникнуть за эту голубизну – то можно постичь необыкновенную тайну Вселенной… можно…

Музыка оборвалась. Мальчишке не хотелось раскрывать глаза и возвращаться из своего путешествия. Через несколько минут, когда он всё-таки решился вернуться к реальности, музыканта уже не было на его месте.  Под светом фонаря на другом конце площади только мелькнула небольшая фигурка, мелькнула и растворилась в ночи. 

Прошло много лет. Мальчишка вырос, переехал из своего небольшого городка в большой. Он стал играть в разные игры, увлекательные и не очень,  которые все в совокупности назывались жизнью. У него появилось много знакомых и несколько друзей. Он снял небольшую квартирку неподалёкуIhr Original Grund Einsatz und Wette, zus?tzlich zu jeglichen Gewinnen, werden als separate caribean online poker spielen Spielmarken Stapel angezeigt. от работы – чтобы по вечерам можно было засиживаться в офисе, и попозже просыпаться по утрам. Вечера он проводил в кафе или небольших ресторанчиках – за вкусным ужином, весёлыми беседами в приятных компаниях. На выходные иногда уезжал к морю, чтобы, как когда-то в детстве, послушать шум волн, понаблюдать за парусниками и повздыхать: «Мне бы сейчас парусник – да в открытое море, на волю». 

У него была неплохая работа. Пожалуй, даже хорошая. Компания, в которой он работал, устраивала праздники людям. Неделями трудились они над сценариями, репетировали с артистами, подготавливали спецэффекты и фейерверки, а потом праздник стремительно проносился ракетой, и от него не оставалось никаких следов, кроме фотографий и благодарностей, присланных клиентами. Ах, да. И немаленького дохода. Настоящий праздник, он, знаете ли, всегда дорогого стоит… И всё бы хорошо, да только иногда выросшему мальчишке становилось очень грустно. Он думал о том, что купленные праздники, на самом-то деле недорогого стоят. Что настоящие праздники и чудеса дарятся не за деньги, а просто так от души, что, наверно, он чем-то не тем занимается, раз ему всё чаще и чаще становится так грустно.

Однажды вечером, когда рабочий день близился к концу, в его кабинет зашла коллега: «Можно?». Он кивнул. «Входите, пожалуйста», – сказала она.  В дверь бочком протиснулся  худощавый невысокого роста седой человек, уже старик, и чуть поклонился. «Послушай, пожалуйста, это музыкант, он играет на флейте – может, для какого-то из твоих проектов, он подойдёт?»

«Хорошо», – ответил он и жестом пригласил гостя присесть. Гость снова чуть поклонился, но сразу садиться не стал. Он вынул из кармана небольшой скромный футляр, открыл его и бережно достал из него флейту. «Это мой инструмент. Дудук. Абрикосовая флейта. Мы неразлучны. Я всегда ношу его с собой» – и смущённо улыбнулся. Повзрослевший мальчишка улыбнулся в ответ и попросил: «Сыграйте…». Он отвернулся к окну и посмотрел в голубое небо… 

Порыв ветра в лицо… Перед глазами    та самая цепь  заснеженных вершин, которую он увидел много лет назад на пустынной площади, и над ними – возвысилась одна, острым пиком, как будто уходя за голубизну неба. Не почудилось, а отчётливо ощутилось – если добраться до неё и взобраться по склону –  по этому пику проникнуть за голубизну, оказаться  близко-близко к небу и не постичь, нет… но соприкоснуться с необыкновенной тайной Вселенной… Шагнуть с этого пика в необъятный Космос своей души… Отправиться в бесконечное путешествие, где каждый шаг – волнующее сердце открытие. 

И на этот раз снова музыка оборвалась. Несколько мгновений наш мальчишка медлил – боялся обернуться и снова не найти музыканта. Когда он, наконец, обернулся, музыканта действительно не было. Только на столе лежал раскрытый футляр, а в футляре – абрикосовая дудочка. Выросший мальчишка бережно взял её в руки и повернулся к окну. Музыкант уже вышел из дома и стал спускаться  вниз по улице. Отойдя на некоторое расстояние, он оглянулся на окна офиса, улыбнулся и полез за чем-то в карман… Достал небольшую коробочку, раскрыл её и вынул флейту. Потом присел у стен дома – и заиграл… 

Через много лет по большому зрительному залу пронёсся горный ветерок. Зрители по какому-то необъяснимому единодушному побуждению закрыли глаза и увидели прекрасный высокогорный край. Увидели высокое небо, извилистые тропинки, заснеженные пики, уходящие в облака, как будто бы это они отправились в волнующее путешествие, сулящее им нечто особенное… Молодой мужчина играл, закрыв глаза… Через отверстия  флейты над залом разлетались мелодии его души. И единственной декорацией на сцене была стена, у которой он сидел, точь-в-точь как  та, у которой он в самый первый раз увидел своего Учителя.