2 сентября 1926 года родился Евгений Леонов

Сыграть себя

2 сентября 1926 года родился народный артист СССР Евгений Леонов

С детства мечтавший стать лётчиком Леонов в годы войны работал токарем на московском авиазаводе, а потом поступил в авиационный техникум. Но ещё в школе он ходил в драмкружок, и на третьем курсе тяга к сцене пересилила зов неба. Евгений пришёл в театральную студию. Когда он прочитал подготовленные рассказы Чехова и Зощенко, его попросили исполнить что-нибудь ещё. Тогда Леонов продекламировал стихотворение Блока «В ресторане». Маленький круглолицый абитуриент в пиджаке с чужого плеча… и вдруг Серебряный век! «Кошмар, какой неотёсанный!» – шепнул один из членов приёмной комиссии. Однако было в манере Леонова что-то очень трогательное, и его взяли. Но к своему первому успеху ему пришлось идти больше десяти лет через роли без слов и секундные эпизоды в фильмах.

***

В «Полосатом рейсе» (1961) Леонов категорически отказывался в сценах с тиграми работать без заградительного стекла. Перед съёмкой эпизода в ванне актер лично проверил его на прочность. Но когда установили освещение, оператор заявил, что стекло даёт блики и зритель обо всем догадается. Тогда режиссёр Владимир Фетин предложил убрать стекло, но Леонову об этом не говорить. Когда артист забрался в ванну (под которой на всякий случай прятался дрессировщик) и намылился, стекло унесли и в павильон запустили тигра. Тот деловито направился к ванне… Реакцию Леонова, увидевшего прямо перед собой полосатую морду хищника, помнят все: пулей вылетев в коридор, Евгений стал первым советским актером, представшим на экране обнажённым.

***

В следующем своем фильме Фетин снова решил снимать Леонова, но это была уже не комедия, а драма «Донская повесть» (1964). Что тут началось! «Этого клоуна в картине не будет!» – заявил режиссёру один чиновник от кино. Категорически против был худсовет при «Ленфильме», да и сам Евгений сомневался: «А вдруг не потяну? Вдруг в самых трагических местах зрители над моим Шибалком смеяться будут?» Но Фетин настоял на своём, и блистательный дуэт Леонова и Чурсиной состоялся вопреки всему, включая даже разницу в росте (актриса была на 11 см выше). В совместных сценах Леонову приходилось вставать на скамеечку, но артисту частенько надоедало прыгать вверх-вниз, и тогда, по его требованию, для Чурсиной выкапывали небольшую ямку.

***

Ещё в театральной студии Леонову поставили «диагноз»:” полное отсутствие музыкального слуха и голоса. Однако визитной карточкой актёра стала… песня. Случилось это с лёгкой руки Георгия Данелии. Песню про Марусю, которая мыла на речке белые ноги, он когда-то разучивал на военных сборах в институте. На съёмках фильма «Тридцать три» режиссёр предложил Леонову спеть её и оказался настолько доволен услышанным, что песня стала своего рода талисманом. Она непременно звучала в фильмах Данелии в исполнении Леонова и подчас в необычных версиях: с грузинским хором («Не горюй!», 1969), в дуэте с гостем из Дании («Осенний марафон», 1979) и даже на чатланском языке («Кин-дза-дза!», 1986).

***

Любимцем всех советских детей Леонов стал в 1969-м, когда на экраны вышел первый из трёх озвученных им мультфильмов про Винни-Пуха. Бросающееся в глаза сходство актёра и его персонажа не случайно: наш Винни действительно был срисован с Леонова («классический» медвежонок из повести Алана Милна выглядел иначе – так, как в диснеевском мультсериале).

Режиссёр Федор Хитрук, рисуя Винни-Пуха, учитывал черты лица, жесты, мимику Евгения Павловича. Он внимательно наблюдал за артистом даже на озвучивании: как тот вставал к микрофону, как готовился произнести первые фразы. Позднее в мультипликации нашёл применение и талант Леонова-рассказчика: он читал текст от автора в «Тигрёнке на подсолнухе» и «Смехе и горе у Бела моря».

***

В 1971-м армию поклонников Леонова пополнили ещё и… уголовники. Разумеется, благодаря фильму «Джентльмены удачи». Впоследствии артисту доводилось выступать перед заключёнными – например, в лагере на Сахалине, где ему подарили его портрет с нарисованной на руке наколкой: «Не забуду Сахалин!» Для того чтобы убедительнее сыграть роль Доцента, Леонов специально ходил в Бутырку и смотрел в глазок камеры, изучая тюремный быт. Критики отмечали невероятное мастерство, с которым актёр моментально перевоплощался из воспитателя детсада в рецидивиста, но сам Леонов не считал роль удачной. Он вообще был очень строг к себе: говорил, что плохо сыграл в фильме «О бедном гусаре замолвите слово» и «не дотянул образ» в «Большой перемене».

***

Однажды, коротая вечер, Леонов сидел на кухне и читал журнал «Советская литература». Там ему на глаза попалась пьеса, написанная будто бы про него самого: доброго, ранимого, по-детски доверчивого. Сыграть главного героя этого произведения стало для Евгения Павловича навязчивой идеей, особенно когда он узнал, что пьесу начали репетировать в Драмтеатре имени Ермоловой. «Я пойду к министру культуры и скажу: “Отдайте мне эту роль!”» – на полном серьёзе уверял друзей Леонов. И вдруг, как в сказке, раздался звонок со студии «Ленфильм»: режиссёр Виталий Мельников приступал к съёмкам фильма «Старший сын» по той самой пьесе Александра Вампилова. «Евгений Павлович, сыграете Андрея Сарафанова?» – спросил Мельников. Леонов задал только один вопрос: «Когда начинаем?»

***

Когда Леонов приехал в Финляндию сниматься в комедии «За спичками», ему предложили в порядке культурного обмена встретиться со студентами и преподавателями Хельсинкского университета. Актёр с радостью согласился, поскольку знал о своей популярности у финской публики. Но стоило ему подняться на кафедру, как раздался оглушительный свист! Ошеломлённый Евгений Павлович поспешно ретировался: «Они меня освистали!» И тут через переводчика ему объяснили: «Всё в порядке! У финской молодёжи свист – это форма приветствия и выражения поддержки. Чем громче, тем лучше!» Тогда Леонов снова вышел к зрителям, заложил пальцы в рот и засвистел. Слушатели ответили ему тем же, и встреча прошла с огромным успехом.

***

В 1988-м Леонов перенёс тяжелейший инфаркт. Двадцать восемь дней артист находился в коме, но уже через четыре месяца вернулся на сцену. В театре «Ленком» он играл Тевье-молочника в пьесе Григория Горина «Поминальная молитва». Эта роль стала для него своеобразным духовным завещанием, оставленным зрителям. 29 января 1994 года, собираясь в театр, Евгений Павлович умер. Об этом стало известно за два часа до начала спектакля. Когда печальную новость сообщили зрителям, никто из них не сдал билеты в кассу. Из ближайшего храма люди принесли зажжённые свечи и несколько часов простояли с ними у входа в театр…

Антон АЛЕКСАНДРОВ
“Телевидение.Радио” №35 (2835) от 31 августа 2010г

Метки: , , , , , , , ,

Оставить комментарий