Голос наших побед: Николай Озеров

Давно хотела процитировать этот материал, но всё что-то мешало. Сегодня вот ничего не мешает, цитирую.

Голос наших побед

11 декабря 1922 года родился народный артист РСФСР, спортивный комментатор Николай Озеров

Сын тенора Большого театра Николая Озерова, Николай Озеров-младший в детстве сидел на коленях у Константина Станиславского, Василия Качалова, Ивана Козловского, нередко гостивших у его отца. Он просто не мог не пойти по театральной стезе. Но в подмосковном дачном посёлке Загорянский, где жили Озеровы, были прекрасные теннисные корты, и в жизни Николая появилась ещё одна страсть – спорт. Когда его отдали в московскую теннисную школу Анри Коше, французский мастер сказал: «Из этого толстяка выйдет толк!» И не ошибся: из толстяка вышел… 45-кратный чемпион СССР по теннису! Кроме того, Озеров отлично играл в футбол и был приглашён в московский «Спартак». Не прошла и любовь к театру – Николай окончил ГИТИС.

* * *
«Он футболист, он теннисист, он даже МХАТовский артист! Не ведала история такого троебория!» – это шуточное двустишие про Озерова было популярно в Москве в 40-50-е годы. Утром он выходил на корт; днём – на футбольное поле; вечером – на театральную сцену. ное поле; вечером – на театральную сцену. Порой случались и казусы. Однажды Озеров проводил теннисный матч в смешанном разряде, где его партнёршей была многократная чемпионка страны Зинаида Клочкова. Поединок затягивался, и Николай понял, что не успевает к началу спектакля. Проходя мимо Клочковой, он шепнул ей: «Извини, придётся проиграть…» Взмыленный Озеров на такси примчался в театр и всё же немного не успел – ему был объявлен выговор «за опоздание к началу спектакля на четыре минуты».

* * *
Оказаться в комментаторской кабине Озерову помог случай. В 1950-м Виктор Дубинин, являвшийся в то время сменщиком мэтра спортивного репортажа Вадима Синявского, был назначен старшим тренером футбольного московского «Динамо». В Радиокомитете решили, что занять вакансию сможет артист-спортсмен Озеров. Несколько месяцев Николай учился: сидя на трибуне, наговаривал комментарий. Затем были совместные прослушивания записей с Синявским, который указывал молодому коллеге на ошибки. Наконец, 29 августа 1950 года Озеров провёл свой первый репортаж с матча ЦДКА – «Динамо» (Москва). После этого его отстранили от эфира на две недели – ждали откликов слушателей. На радио пришло 40 писем: 37 содержали похвалу дебютанту, 3 – критику. Озерова приняли на работу.

* * *
В 60-70-е годы хоккейные комментаторы вели свои репортажи, находясь прямо у бортика ледовой арены. Так продолжалось до тех пор, пока во время матча ЦСКА и московского «Динамо» кто-то из игроков случайно не попал клюшкой по голове Озерову. К упавшему комментатору бросились врачи дежурившей на арене бригады скорой помощи. Озерова в телеэфире заменил начинавший комментаторскую карьеру на радио Евгений Майоров – бывший хоккеист, трёхкратный чемпион мира и Олимпийских игр. Но вскоре произошла «обратная» замена: после оказания медицинской помощи Озеров вернулся на своё рабочее место. Увидев знаменитого комментатора с перевязанной головой, зрители устроили ему овацию.

***
В советское время запрещалось показывать драки во время хоккейных матчей. В таких случаях имитировали срыв картинки. На экране появлялись помехи, Озеров объявлял: «Извините, технические неполадки вне территории СССР», и начинал рассказывать что-то отвлекающее. После Пражской весны 1968-го кулачные бои на мaтчах СССР-ЧССР стали обычным делом, и однажды Озеров, пока «восстанавливали связь», почти 20 минут рассказывал обо всех событиях в мире спорта, а заодно и о зарубежных гастролях советского балета. По политическим соображениям, во время трансляций ему следовало избегать использования своих излюбленных фраз типа: «выстрелил по воротам», «прицелился в дальний угол» и другой «военной» терминологии.

* * *
28 сентября 1972 года проходил решающий матч легендарной хоккейной «суперсерии» встреч сборной СССР с командой канадских профессионалов из НХЛ. После двух периодов со счётом 5:3 вели советские хоккеисты, и канадцы, чтобы переломить ход игры, начали грубить и устраивать провокации. Дошло до того, что на арбитра матча бросился руководитель канадской делегации Алан Иглсон, не согласный с решением судьи. Вмешалась милиция, но за своего босса вступились игроки. Озерову, который вёл репортаж об этом матче, нужно было реагировать на стремительно развивавшиеся события. Именно тогда из его уст прозвучала ставшая крылатой фраза: «Такой хоккей нам не нужен!» А канадцы всё же добились своего, победили со счётом 6:5 и выиграли серию.

* * *
В 1976 году на чемпионате мира по хоккею в Польше грянула сенсация: хозяева обыграли сборную СССР со счетом 6:4. В составе польской команды выделялся нападающий под № 9 по фамилии Йобчик (Jobczyk). Озерову фамилия форварда резонно показалась неблагозвучной, и во время репортажа он старательно избегал её упоминания. Но Йобчик, как на грех, три раза забил Александру Сидельникову и заменившему его Владиславу Третьяку. Хочешь не хочешь, а объявлять надо! Когда поляк праздновал второе взятие ворот, Озеров вспомнил, что буква «J» может произноситься как «Ж» и произнёс: «Шайбу забросил Жобчик!» Но, поняв, что этот вариант ничуть не лучше, про третий гол Озеров сказал просто: «Опять этот девятый номер!»

* * *
Озерова связывала близкая дружба с Зурабом Соткилавой, и Николай часто бывал в Большом театре. В юности будущий корифей оперной сцены Соткилава играл в футбол за Тбилисское «Динамо». Как-то раз одновременно со спектаклем проходил матч его любимцев с родным для Озерова московским «Спартаком», и Озеров придумал способ следить за ходом поединка. Суфлёр с радиоприёмником сообщал Соткилаве счёт. Зураб Лаврентьевич
пел и, показывая на пальцах «два», указывал на себя, потом, показывая «один», делал жест в сторону ложи, где сидел Озеров. Это означало, что динамовцы выигрывали со счётом 2:1. Сообщения Соткилавы, понятные только Озерову, «перехватила» Елена Образцова – партнёрша певца, – спросившая в антракте: «Зураб, что за знаки ты подаёшь?!»

* * *
В эпоху перестройки осмелевшие противники Озерова начали «выживать» его с телевидения: не отправляли на крупные соревнования, ставили вести только самые ранние утренние выпуски новостей спорта. В 1988-м Николай Николаевич написал заявление об увольнении и возглавил спортивное общество «Спартак», которое в новых экономических условиях едва сводило концы с концами. Но сил и здоровья уже не хватало: страдавшему диабетом Озерову ампутировали ногу, и он оказался прикован к инвалидному креслу. 2 июня 1997 года Озерова не стало. Тогдашние руководители Останкино не вывесили даже траурного объявления. Похоронен Николай Николаевич на Введенском кладбище – для Новодевичьего не хватило подписи какого-то чиновника…

Антон АЛЕКСАНДРОВ
“Телевидение.Радио” от 07 декабря 2010 года

Метки: , , ,

Оставить комментарий